Вариант №6 Понятие и особенности преступлений несовершеннолетних и молодежи.

План.

Введение. 3
Состояние, динамика и причины преступности несовершеннолетних. 4
Взаимосвязь преступности несовершеннолетних с преступностью молодежи. 6
Особенности распространения преступности несовершеннолених в регионах. 8
Легенда под названием «Тяп-Ляп». 9
Из истории «войны» 12
Структурные, мотивационные и иные основные криминологические характеристики преступлений несовершеннолетних. 14
Половозрастные характеристики несовершеннолетних, совершивших преступления. 18
Характеристика преступности различных по роду занятий социальных групп несовершеннолетних. 19
Некоторые личностные особенности несовершеннолетних преступников. 20
Предупреждение преступлении несовершеннолетних. 24
Список использованной литературы: 30




Введение.
Проблема отношения социального и биологического в личности преступника была и остается предметом горячих споров среди социологов, психологов и крими-нологов многих стран. Разумеется, наука не может дать точное математическое вы-ражение соотношения между социальным и биологическим факторами, влияющими на развитие черт личности индивидуума и его поведение, в том числе и антиобще-ственное, в силу чрезвычайного многообразия прямых и обратных связей между этими двумя сторонами развития личности. Однако очень важно, чтобы была пра-вильно понята диалектическая связь между биологическим и социальным; взаимо-действие и взаимообусловленность этих факторов между собой в процессе форми-рования личности.
Американский социальный психолог Стэнтон Уилер в сборнике «Социальные проблемы. Современный подход» пишет, что для преступности в США характерны следующие черты: 1) высокий процент имущественных преступлений; 2) рост пре-ступлений против личности с применением насилия; 3) распространение организо-ванной преступности; 4) активность юношеских преступных банд и шаек.
Учет особенностей нервной системы несовершеннолетнего, и в первую оче-редь темперамента, позволяет найти ключ к субъективной стороне совершаемых подростком преступлений.
Известно, что нервная система несовершеннолетнего находится в стадии формирования и что в процессе образования промежуточных и переходных форм темперамента наблюдается определенное непостоянство в выработке тормозных реакций, ослабление контроля коры головного мозга над надкоркой (по сравнению со взрослыми). У подростков-правонарушителей с ярко выраженными чертами аг-рессивного поведения ослаблено осознание значимости словесных раздражителей (второй сигнальной системы). Поэтому именно эту категорию правонарушителей часто называют «трудновоспитуемыми».
Непостоянство процесса выработки тормозных реакций не может не влиять на мотивационную сторону агрессивного деяния. Несовершеннолетний способен со-вершить такой акт, не задумываясь о его последствиях, под влиянием внезапно воз-никшего и быстро проходящего влечения к тому или иному объекту агрессии. Вот почему при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних против лично-сти нужны особый подход, особая осторожность.
Повышенная эмоциональность несовершеннолетнего, преобладание возбуж-дения над торможением играют важную роль в формировании и реализации агрес-сивного действия. Непосредственные переживания усиливают эти свойства лично-сти, в результате чего несовершеннолетний значительно легче, чем взрослый, в со-стоянии аффекта может реализовать свой противоправный умысел с применением насилия.
При анализе подобных правонарушений многие социальные психологи исходят из того, что особенности организации нервной системы подростка или юноши не мо-гут не влиять на форму проявления того или иного действия. А ведь насилие, осо-бенно применительно к несовершеннолетним правонарушителям, часто выступает именно как форма, а не как содержание противоправного акта. (Взять хотя бы пре-ступления, в основе которых лежит подражание.)
В то же самое время нельзя не учитывать и особенности физического развития несовершеннолетнего, в более узком значении этого слова. К примеру, при анализе таких преступлений, как изнасилование, мужеложство, нельзя не принимать во вни-мание (и в судебных, и в воспитательно-профилактических целях), что происходя-щее в подростковом возрасте половое созревание отражается не только на работе внутренних органов и деятельности мозга, но и на характере и поведении несовер-шеннолетнего.
Точно так же при изучении личностной стороны такого вида преступлений, как хулиганство, нельзя не учитывать того, что совершенствование мускульного аппара-та, развитие костной системы влияют на формирование у несовершеннолетнего сознания своей силы, чувства гордости ею, стремления похвастаться, продемонст-рировать эту силу, что порой выливается в акты агрессии и насилия.
Состояние, динамика и причины преступности несовершеннолетних.

Уголовная статистика на протяжении длительного времени фиксирует тенден-цию постоянного все более интенсивного роста преступности несовершеннолетних как на всей территории бывшего Союза ССР, так и на территории Российской Феде-рации.
Число несовершеннолетних, совершивших преступления, увеличилось в 1992 г. по сравнению с 1966 г. в 2,4 раза, с 1985 г. - на 52,5%, в том числе только по срав-нению с 1991 г. на 18%.
В Российской Федерации в 1992г. несовершеннолетними совершено столько преступлений, сколько в 1988 г. по всему бывшему СССР, а если это сравнение провести по показателям 1961 г. (год, с которого ведется постоянное статистическое наблюдение по стабильным показателям), то в 4,7 раза больше.
В 1993г. число выявленных несовершеннолетних, совершивших преступления, увеличилось по сравнению с 1992 г. еще на 8,4% и составило 203,8 тыс. человек или 16,1% от общего числа преступников всех возрастных групп.
Российская Федерация
Временные периоды Среднегодовое число несовершеннолетних, совершивших преступления (тыс.чел.)
1966-1970 гг. 81,1
1971-1975 гг. 90,1
1976-1980 гг. 104,7
1981-1985 гг. 110,8
1986-1990 гг. 134,3
1991-1993 гг. 183,8
В настоящее время несовершеннолетние являются одной из наиболее крими-нально пораженных категорий населения. Из каждых 10 тыс. подростков в возрасте 14—17 лет в течение 1992 г. совершили преступления 227 человек.
Преступность несовершеннолетних в России в последнее десятилетие росла в 7 раз быстрее, чем изменялось общее число населения этой возрастной группы.
В ряде регионов несовершеннолетние преступники в значительной степени определяют состояние преступности в целом. В Архангельской, Камчатской, Кеме-ровской, Сахалинской, Мурманской областях на долю несовершеннолетних прихо-дится каждое третье преступление, а по отдельным видам значительно больше.
В 1992г. рост преступности несовершеннолетних был отмечен на территориях всех субъектов, входящих в состав Российской Федерации, за исключением респуб-лики Татарстан, Хабаровского края и Читинской области.
Более тщательный анализ динамики преступности несовершеннолетних по-зволяет выявить ряд важных в криминологическом отношении обстоятельств.
Первое Российская Федерация все годы, в течение которых регулярно ведется статистическое наблюдение, входила в число суверенных государств прежнего Союза ССР, имевших наиболее высокий уровень преступности несовершеннолет-них и отличавшихся наиболее интенсивными темпами ее роста - в среднем на 14-17% каждые пять лет.
Второе Рост преступности несовершеннолетних, начиная с 1975г., происхо-дил на фоне сокращения или крайне незначительного в отдельные годы увеличе-ния общей численности этой возрастной группы в населении России.
Третье. Происходил он вместе с общим ростом преступности в стране, охва-тывающим и иные возрастные группы населения, но практически всегда был более интенсивным.
Четвертое Преступность несовершеннолетних росла, несмотря на то, что в отдельные периоды карательная практика в отношении этой категории населения была достаточно суровой. В период 1973-1984 гг. темпы роста судимости несовер-шеннолетних опережали рост выявленной преступности этого контингента преступ-ников, а общая численность подростков, осужденных в этот период к мерам, свя-занным с лишением свободы, была весьма значительной. В 1981-1985 гг. среднего-довое число осужденных несовершеннолетних было самым большим не только за послевоенный период, но и за все послеоктябрьские годы Советской власти.
Пятое Весьма существенную поправку в статистическую картину состояния и динамики преступности несовершеннолетних может внести более полный учет тако-го явления, как латентность, когда из-за плохого выявления, дефектов регистрации совершаемых подростками преступлений, фактический уровень этой преступности, если судить по оценкам специалистов-экспертов, в 3-4 раза выше, чем официально отражаемого статистикой.
Практика борьбы с преступностью несовершеннолетних постоянно приводит не только к известным искажениям общей картины данного явления за счет непол-ноты регистрации уго-ловно наказуемых деяний, но и к неточной или даже непра-вильной уголовно-правовой политике по возбужденным и расследуемым уголов-ным делам, по определению и исполнению наказания.
Расследование по делам несовершеннолетних идет по пути фрагментирова-ния действительности из-за нежелания следователей выявлять всех участников преступления, все связи, все эпизоды и т. д. В итоге оказывается, что кража якобы совершается без наводчиков и сбытчиков краденого, спекуляция без организаторов приобретения предметов спекуляции, наркоманы функционируют сами по себе без производителей и распространителей наркотиков и т. д. Данные обстоятельства ведут к искажению всей статистической картины преступности: искусственно снижа-ется общее число лиц, совершивших преступление, число разновозрастных групп, участвующих в преступных деяниях, и др.
Взаимосвязь преступности несовершеннолетних с преступностью моло-дежи.
Молодыми людьми в возрасте 14-29 лет совершается 57% преступлений в России. Показатели криминальной пораженное населения в возрасте 14-17 и 18-29 лет демонстрируют определенную стабильность и сходство тенденций их измене-ний, что обусловлено существованием общих причин преступности в целом и по структурным элементам. Исследования подтверждают взаимосвязь преступности этих возрастных групп, особенно влияние преступности старших возрастных групп на преступность несовершеннолетних.
Связь преступности несовершеннолетних и молодежи двусторонняя. Преступ-ность несовершеннолетних это как бы отражение или тень преступности молодежи, так как младшие пытаются повторять поведенческие стереотипы старших, а пре-ступность старших пополняется за счет притока вчерашних несовершеннолетних. Преступность несовершеннолетних как бы несет в себе и прошлое (допреступное социально отклоняющееся) поведение подростков и их будущее преступное пове-дение при переходе в старшие возрастные группы. Влияние взрослой преступности на преступность несовершеннолетних чаще всего осуществляется опосредованно - через преступность молодежи. Потому характеризовать преступность несовершен-нолетних только ее настоящим состоянием неправильно.
Преступность несовершеннолетних - это лишь начальная часть общей пре-ступности. Именно связь с преступностью других возрастных групп образует особо опасное криминальное лицо преступности несовершеннолетних. Сила связи пре-ступности несовершеннолетних с преступностью других возрастных групп меняется в зависимости от видов преступных посягательств. Общеуголовная корыстная пре-ступность несовершеннолетних теснее связана с корыстной преступностью моло-дежи и взрослых, чем насильственная преступность.
Более слабая связь насильственной преступности несовершеннолетних с пре-ступностью взрослых обусловлена, в частности, тем, что этот вид преступности про-является в разных сферах жизнедеятельности: у несовершеннолетних это в основ-ном досуговая преступность, у взрослых - бытовая либо профессиональная.
Возникают и просматриваются особенно нарастающие в последние годы тен-денции к автономизации преступности несовершеннолетних от преступности взрос-лых как следствие расширения стремлений и возможностей (особенно в материаль-ном отношении) к независимому от взрослых образу жизни. Это явление, в свою очередь, порождает все более разнообразные анти- и асоциальные объединения несовершеннолетних. Все чаще возникают столкновения интересов преступных групп несовершеннолетних, молодежи и взрослых в связи с контролем за производ-ством и сбытом наркотиков, занятием проституцией и т. п.
Особую опасность для взаимопроникновения преступности несовершеннолет-них и молодежи, для взаимосвязи на этой основе данных контингентов представля-ют так называемые группы риска. В силу тенденции к омоложению преступности в них все более отчетливо проявляются особенности подросткового и юношеского возрастов, все более выраженный общегрупповой характер приобретает потребле-ние спиртных напитков и наркотиков, секс, занятие проституцией. В действиях групп риска нарастает агрессивность. Активно идет процесс подчинения молодежных групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для по-полнения групп риска за счет безработных, подростков, занимающихся мелким биз-несом, несовершеннолетних, вышедших из мест лишения свободы, юношей, демо-билизованных из армии и не нашедших себе места в жизни, подростков из мало-обеспеченных, обнищавших семей и др.
В последние годы наблюдается процесс все более массового вовлечения не-совершеннолетних и молодежи в структуры теневой экономики и организованной преступности в качестве низовых исполнителей. Навыки организованности позво-ляют подросткам легко устанавливать монополию на облюбованный ими вид проти-воправной деятельности. Организованная преступность и взрослые рэкетиры охот-но выводят в зону видимости подростков, следят за их профессиональным преступ-ным формированием и ростом, рекрутируя их в свои ряды в случаях возникающей необходимости. В каждую третью группу вымогателей, разоблаченных в 1987-1991 гг., входили несовершеннолетние. На конец 1991 г. на учете органов милиции на-считывалось более 55 тыс. несовершеннолетних, которые входили в состав 15 тыс. молодежных группировок антиобщественной направленности. Их возглавляли 198 воров в законе, 78 из которых находились в заключении.
На сегодня лидеры организованной преступности - это выходцы из взрослых, но наметилось появление их и из молодежных групп преступников, формировавших-ся в криминальной среде, начиная с несовершеннолетнего возраста. Это придает организованной преступности новое качество - теснее и скоординированной стано-вится преступная деятельность несовершеннолетних и взрослых, существенно рас-ширяются ее сферы и возможности.

Особенности распространения преступности несовершеннолених в регио-нах.

Анализ распределения преступности несовершеннолетних в регионах обна-руживает долговременную устойчивость ряда важных в криминологическом отноше-нии тенденций.
В границах не только Российской Федерации, но и прежнего Союза ССР, все годы, охваченные статистическим наблюдением, существуют устойчивые и весьма существенные в количественном выражении различия уровней преступности между отдельными группами территорий (республиками, краями, областями и т. д.). При-чем различия между ними по этому показателю столь велики, что любые изменения, будь то годовые колебания либо устойчивая тенденция роста или снижения, наблю-даемые на протяжении многих лет, как правило, не позволяют какой-либо террито-рии переместиться по достигнутому уровню преступности из одной группы в другую.
Наивысшие показатели преступной активности несовершеннолетних по ко-эффициентному показателю - количество преступников на 10 тыс. населения в воз-расте 14—17 лет -имеют сегодня: Республика Тува - 453, Хабаровский край - 378, Республика Бурятия - 364, Приморский край - 360, Сахалинская область - 348. Са-мые низкие показатели: Республика Дагестан -76, Кабардино-балкарская Республи-ка - 77, Республика Северная Осетия - 94.
Разница уровней преступности несовершеннолетних между этими группами территорий достигает 6-7 раз (для сравнения между прежними республиками Союза ССР - 15-17 раз).
Утойчивая тенденция интенсивного непрекращающегося роста преступности несовершеннолетних, в первую очередь в регионах с наивысшей преступной актив-ностью данного контингента, дает основание высказать предположение, что именно на этих территориях достигнут тот критический уровень насыщения преступностью (по их масштабам, формам, методам применения и т. д.), когда остановить рост его обычными средствами невозможно.
Многими исследователями (А.И. Долгова, Г.И. Забрянский, Г.М. Миньковский и др.) выявлена устойчивая зависимость между уровнем преступности и такими пока-зателями, характеризующими регион, как удельный вес и общая численность детей и подростков в населении; доля несовершеннолетних, проживающих в общежитиях: преобладание в структуре взрослого населения одиноких женщин, неблагополуч-ных, а также неполных семей, как и родителей, профессия которых требует частых или длительных отлучек, семей, прибывших из других населенных пунктов; высокая концентрация судимых лиц, бытовых правонарушителей (пьяниц, хулиганов и т. д.), лиц, состоящих на различных медицинских учетах (алкоголиков, психически больных и др.). Однако наиболее тесная зависимость установлена между особенностями преступности и числом распавшихся семей в регионах (Д. В. Ермаков). При сравне-нии регионов по этому показателю установлено почти полное совпадение мини-мального и максимального уровней преступности несовершеннолетних и соответст-вующими показателями распавшихся семей.
Это дает основание рассматривать семейное неблагополучие в качестве ос-новного показателя для объяснения различий преступности несовершеннолетних в регионах, прогнозирования ее тенденций, а также для выбора приоритетных на-правлений профилактической работы.
Криминологами установлена и устойчивая зависимость между местом, кото-рое занимает данный населенный пункт, район по признаку его привлекательности для молодежного досуга, и уровнем преступности несовершеннолетних. До 20-25% всех преступлений, совершаемых в центральном, наиболее крупном городе каждого региона страны, как и в центральных районах этого и других городов, приходится на подростков, постоянно проживающих за пределами соответствующей территории. Велика доля преступности временно прибывших в пригородные зоны, курортные местности, территории с высокой концентрацией туристов.
Сравнивая преступность несовершеннолетних в сельских районах и городах, можно констатировать, что и та и другая с каждым годом все больше характеризу-ются сходными параметрами. Внедрение городского образа жизни в деревни, соз-дание промышленности в сельскохозяйственных районах, высокая интенсивность перерастания сел в городские поселения, в поселки смешанного типа существенно сблизили преступность несовершеннолетних в городе и селе.
Легенда под названием «Тяп-Ляп».
Мне по-человечески жаль эту женщину, хотя она сама во многом виновата в своих бедах: наши дети воздают нам за то, что мы в них вложили или не вложили.
Десятки служебных кабинетов обошла она за последние десять лет своей жизни, но ни в одном не получила поддержки. И вот теперь, по ее мнению, забрезжил для нее лучик надежды. Она не хочет умереть матерью бандита, она умоляет снять с сына это позорное клеймо. Ей очень хочется верить, что его осудили напрасно, а потому сегодня, в пору пересмотра многих прежних представлений, рассчитывает на реа-билитацию...— Вы расскажите людям правду, и пусть они скажут, : правильно ли его осудили, — уже в который раз просит она меня.
Как ей объяснить, что мой рассказ мало что изменит в ее судьбе? Разве что еще более озлобится против нее людская молва, которая вряд ли подвергнет приго-вор десятилетней давности сомнению — скорее пожалеет, что расстреляли всего двоих, а не всех четверых, как было решено вначале.
Это для нее Джавдат — любящий, заботливый мальчик, он — единственная надежда и опора родителей. Для других он — главарь преступной банды.
Ей никогда не найти понимания и сочувствия у людей, которые содрогаются при одном упоминании об этом уголовном деле, «Тяп-ляп» для Казани — это сим-вол зла, которое не удалось победить даже суровым приговором, лишившим жизни ее сына.
Было это в 1979 году. Журналистов пригласили на процесс, обещавший стать процессом года, а потом бесцеремонно выставили за дверь — и ни один материал о банде «Тяп-ляп» не появился. Люди питались слухами. Помню, мне с большой до-лей уверенности очевидца рассказывали, как «тяп-ляповцы» ездят на машине по городу и стреляют по прохожим из обрезов. Какого-то старика убили прямо на ска-мейке у дома.
Появление «тяп-ляповцев» вызывало шок. Один из моих коллег так вспоминает встречу с ними во Дворце культуры имени Урицкого: «Они приехали на автобусах, профессионально блокировали зал, где проходили танцы, — и начали всех подряд избивать. Местная молодежь мужественно защищалась. К концу драки подоспела милиция. Автобусы отправились обратно с эскортом. Но, по-моему, это больше по-ходило на охрану, чем на задержание хулиганов. Насколько мне известно, и этот по-ход прошел для «тяп-ляповцев» безнаказанно».
Этого эпизода в уголовном деле нет. Там дела постраш-нее. Октябрь 1977 года — две попытки убийства приемщика посуды Гришина, чтобы не «стучал» в мили-цию. Февраль 1978 года — убийство с третьей попытки Даньшина.
Убийство жестокое — шестеро на одного. Июль 1978 года — драка с местными у магазина деревни Старое По-бедилово. Двое пострадавших получили ножевое ранение, один — смертельное, в одного стреляли из пистолета. Событие, случайное по завязке, но закономерное по существу. На всякий случай «тяп-ляповцы» имели при себе оружие, резиновый шланг и напильник.
И, наконец, та самая «пробежка» по улицам Ново-Татарской слободы в конце августа 1978 года. О ней стоит рассказать подробнее. Начну с цитаты из уголовного дела: «В 1973-1976 гг. в жилом микрорайоне казанского завода «Теплоконтроль» сгруппировалась часть молодежи, склонной к правонарушениям, совершая драки из хулиганских побуждений с подобными же группировками ул. Павлюхина, Тукаевской, в микрорайонах Казанского мехобъединения — ул. Меховщиков, К. Якуба, Ш. Кама-ла и других (в так называемой Ново-Татарской слободе). Эти столкновения носили стихийный, неорганизованный характер, в них участвовало незначительное число лиц. В такой противоправной форме зачастую разрешались личные счеты».
У меня еще будет возможность рассказать о взаимоотношениях казанской мо-лодежи на почве соперничества. Здесь достаточно информации о том, что моло-дежь, живущая рядом с заводом «Теплоконтроль», в просторечии именуемом «Тяп-ляп», враждовала с молодежью Ново-Татарской слободы. «Тяп-ляповцы» очень хо-тели подчинить соперников своему влиянию, но Ново-Татарская сопротивлялась. И вот в конце августа 1978 года руководящее ядро «тяп-ляповской» компании прини-мает решение проучить «врагов» — на 29 августа была назначена своеобразная «карательная» акция. «Тяп-ляповцы» должны были проехать по улицам Ново-Татарской слободы на мотоциклах, но им помешали работники милиции. Операцию пришлось отложить на 31 августа.
Собрались все в одном месте, получили инструкции и на машине отправились на место акции, где пробежали толпой по двум улицам, избивая первых встречных. Вот краткая хроника этой операции:
— избили металлическими прутьями мужчину; — забросали такими же прутья-ми мотоциклиста с пассажирами; — обстреляли другого мотоциклиста с пассажира-ми;
— обстреляли микроавтобус с четырьмя людьми;
— обстреляли микроавтобус с работниками милиции; — у дома убит 74-летний Закиров, двое получили огнестрельные ранения, одна из потерпевших осталась в 20 лет инвалидом; — на железнодорожной платформе Ва-• хитово избили напоследок двух молодых мужчин.
Я представляю, в какой ужас были ввергнуты в этот день жители улиц Зайцева и Меховщиков. Число жертв могло быть больше: не взорвалась граната, брошенная Тазетдиновым вблизи от людей.
Это нападение было бессмысленным и жестоким. Мстили одни, а избивали других. Мало того, опьяненные своей силой не заботились даже о безопасности своих — и в результате четыре человека получили в перестрелке ранения, один — Музафаров — скончался в больнице.
Трудно понять, как умудренные преступным опытом вожаки «тяп-ляповцев» пошли на столь рискованный шаг — финал его можно было предсказать заранее. Отвечать пришлось уже не только за набег, но и за другие преступления.
Как видим, были у нападавших и металлические прутья, и оружие, даже грана-та была припасена. Вот как охарактеризован этот эпизод в уголовном деле: «Умы-сел участников бандитского нападения 31.8.78 на жителей Приволжского района был направлен на совершение нападения на граждан в составе вооруженной бан-ды: многочисленность нападавших, обеспечение транспортом, договоренность предстоящих команд и действий до начала нападения, наличие оружия и средств маскировки (чулки на лицах), выполнение команд и построений — все это охватыва-лось сознанием всех участников».
Итог известен — 27 человек на скамье подсудимых с обвинением по 77-й ста-тье УК РСФСР (бандитизм), 28-й привлекался к уголовной ответственности за недо-носительство.
Фамилии преступников мало что скажут читателям. Возрастной состав доволь-но пестрый: самому старшему — 26, семеро — несовершеннолетние, т. е. чисто мо-лодежное сообщество, в котором проходили «практику» малолетки.
По мнению социологов университета, стремление «тяп-ляповцев» захватить новые территории стало одной из причин возникновения тех специфических форм, которые приняли молодежно-подростковые компании в нашем городе. Политика экспансии вызывала сопротивление у ребят из других микрорайонов, возникла не-обходимость защитить себя, свои интересы. Компании объединялись. Не все они обладали преступной ориентацией, но идеология была одна — защитить свою тер-риторию. Это и стало пусковым механизмом явления, которое проявило себя в пол-ной мере много позднее. Не случайно сегодняшние группировки во многом похожи на «тяп-ляповскую» — по своей структуре, разделению ролей, законам жизни. По мнению специалистов, они более организованны, чем их прародитель.
Вот какую характеристику дала Джавде (главарю «тяп-ляповцев») следствен-ная группа по делу банды «Тяп-ляп»: «Хорошо развитый, по характеру волевой и жестокий, обладающий специальными познаниями в области бокса, насаждал среди членов банды культ силы... Крайне опасный, жестокий преступник, в достижении своих преступных целей не останавливается ни перед чем, готовый на любое, самое тяжелое преступление».
Видимо, противоречивые чувства испытали те, кто находился в зале суда, ко-гда шел этот нашумевший процесс. Джавда, напоминающий подростка, совсем не походил на организатора и главаря преступного сообщества. Тем более, что сам он не совершал тех злодеяний, о которых шла речь.

Из истории «войны»
Мы рискуем ошибиться, если будем рассматривать идеологию войны группиро-вок только с чисто криминальной стороны. Чтобы понять, что случилось с молоде-жью города, надо заглянуть в шестидесятые годы, когда на окраине Казани, рядом с заводом «Теплоконт-роль», появился новый микрорайон из панельных пятиэтажек, в которые вселялся в основном рабочий люд. Хантемировы переехали сюда в 1961 году, Джавдату было 5 лет. Когда он стал подростком, в этом микрорайоне поселил-ся тот, кто сыграл роковую в жизни многих ребят роль.
Почему именно этот человек стал в компании «авторитетом», сейчас сказать с достоверностью трудно. Говорят, сначала его тут крепко избили — и он позвал на подмогу приятелей с прежнего места жительства. А потом новые друзья посрамили старых — картежники и воры, кучкующиеся в районе рынка Суконной слободы, вы-нуждены были уступить более молодым и более сильным «тяп-ляповцам».
В том, что надо держаться дружной компанией, юные новоселы убедились, что называется, на собственной шкуре.
Микрорайон, в котором они жили, был окружен частными домами, одной сторо-ной выходил на промышленные предприятия, создававшие отнюдь не лучшую эко-логическую обстановку. Мальчишки из соседних поселков Калиновка, Нахаловка и Борисково встретили новоселов в штыки — то один, то другой был бит.
Здесь не было ничего, кроме жилых домов и самых необходимых магазинов. Чтобы как-то заполнить свободное время, мальчишки ездили в центр или Дворец культуры на улице Павлюхина. Там их тоже били.
Драки между ребячьими компаниями в то время были спонтанными, никто из взрослых не придавал им особого значения. Таким образом утверждали себя, со-перничая с другими, словно молодые олени в брачную пору. Как признавался мне один из бывших «тяп-ляповцев», жить в группе было намного легче. Они объединя-лись, чтобы защитить себя перед лицом общей опасности. Основой объединения стал спорт. В подвалах домов они оборудовали несколько спортзалов (первый поя-вился в 1970 году), где «качались», занимались боксом. Некоторые посещали спор-тивные секции, ездили на соревнования.
В 1972-1974 годах «тяп-ляповцы» разгромили калинковцев, совершали рейды по другим районам и однажды переломили соотношение сил в свою пользу.
Калиновка объединилась с Борисковом. Появились монтировки, прозвучали первые выстрелы, начался счет жертв. Консолидация шла с обеих сторон. В этой обстановке каждый мальчишка был вынужден подчиниться обстоятельствам — бы-ло нельзя. Мир разделился на «своих» и «чужих».
Постепенно «тяп-ляповская» компания берет в городе верх. Она ищет и нахо-дит союзников. На улицах, где живут «враги» «врагов», во дворах, где раньше жили мальчишки.
Когда-то их били на танцплощадке, теперь они там верховодят. «Сохнут» по «героям» с «Теплоконтроля» девчонки. Чем дальше, тем больше растет у парней уверенность в своих силах, стремление главенствовать, добывать блага любой це-ной. Видимо, в этот момент обычная дворовая компания перерождается в преступ-ное сообщество. Она была готова на все — и этим умело воспользовались те, кому нужны были «боевики».
Если вначале боролись, что называется, за светлые идеи (бей чужих, чтобы они не насиловали твою сестру!), то постепенно на первый план вышли идеи совсем другие — корыстные. Всеобщим становится опыт, принесенный из преступного мира и дополненный опытом мира обычного: молодые люди видели, что живет лучше не самый умный и трудолюбивый, а тот, кто при деньгах или при власти. Зачем идти на завод (дорога для многих была именно туда), если можно и без этого иметь все, что хочешь.
Милиция им особо не досаждала. Во-первых, как говорили мне бывшие «тяп-ляповцы», ей за это платили, во-вторых, жертвы межгрупповой войны у стражей по-рядка жалости не вызывали. Если бы не августовские события 1978 года, убийство Даньшина и покушение на Гришина, по всей вероятности, остались бы нераскрыты-ми. Как видим, нет оснований говорить о том, что идеология вражды была кем-то привнесена извне, она развивалась естественным путем. Не только романтика дви-гала подростками, а прежде всего необходимость выжить в этом сложном для них мире. Разоблачение «тяп-ляповцев» вызвало в городе неоднозначную реакцию. «Враги» порадовались, друзья огорчились, считая, что разбор дела был необъек-тивным, а приговор несправедливым. Кто тогда задумался, какими будут последст-вия этого уголовного дела? Семьдесят седьмая статья, по которой судили «тяп-ляповцев», придала им еще больший авторитет. В зоне их встречали с особым поч-тением. Они принесли туда иные нравы, видоизменив привычный «кодекс чести» преступного мира. Говорят, колонией, где сидели казанцы, управлять обычными ме-тодами было невозможно. В свою очередь, дорога назад, в привычный мир, оказа-лась для многих затруднена. А ведь не все угодившие тогда на скамью подсудимых были закоренелыми преступниками. Они стали жертвами своего времени, и их судь-ба во многом оказалась предопределенной. Поселись Джавдат Хантемиров в дру-гом месте, он был бы сейчас живым. Сошлюсь опять на бывшего «тяп-ляповца». По его мнению, агрессивность их компании во многом — порождение того мощного прессинга, который они на себе испытывали. В обществе, где все направлено на воспитание победителей, где победителю прощают все, где в достижении победы все средства хороши, не умеют проигрывать с достоинством, с честью. Мой собе-седник проводил параллели с боксом: там в выигрыше чаще всего не тот, кто умеет бить, а тот, кто научился не получать удары. Так что в каком-то смысле матери «тяп-ляповцев», просящие реабилитировать их сыновей, правы. Они назвали их жертва-ми застойного времени.
Напротив, общественное мнение исключительно против «тяп-ляповцев», мы загнали болезнь вглубь, через несколько лет она возобновилась, но уже в более сложных формах. Ведь почва для ее возникновения осталась и дала всходы.
Структурные, мотивационные и иные основные криминологические харак-теристики преступлений несовершеннолетних.

Наиболее распространенным в криминологии является структурный анализ преступности несовершеннолетних, проводимый применительно к восьми видам преступлений: умышленным убийствам, умышленным тяжким телесным поврежде-ниям, изнасилованиям, разбоям, грабежам, кражам личного имущества, хулиганству, кражам государственного и общественного имущества.
Начиная с 1991 г., то этим видам преступлений вновь наметился рост. В 1992г. по сравнению с 1991 г. увеличилось число несовершеннолетних, совершивших: умышленные убийства - на 15,8%, умышленные тяжкие телесные повреждения - на 12,3%, кражи государственного или общественного имущества - на 31,1%, кражи личного имущества - на 31%, грабежи с целью завладения государственным или общественным имуществом - на 59,5%, грабежи с целью завладения личным иму-ществом граждан - на 40,4%.
Множатся факты завладения огнестрельным оружием и применения его для сопротивления работникам милиции и злостного неповиновения их законным требо-ваниям. Возрастает вовлечение несовершеннолетних в сферу межнациональных конфликтов, что стимулируется деятельностью экстремистских национально-патриотических и шовинистически настроенных организаций и движений.
В среде несовершеннолетних все больше распространяются новые виды пре-ступлений, которые ранее были присущи только взрослым: торговля оружием и нар-котиками; притоносо-держательство, сутенерство; разбойные нападения на пред-принимателей и иностранцев; похищение заложников; различные формы вымога-тельства; посягательства на жизнь и здоровье жертвы с использованием пыток, дру-гих жестоких способов обращения; мошеннические действия с валютой и ценными бумагами: компьютерные преступления; торговля краденым; рэкет в своей среде; участие в перераспределении дефицита, добыча которого возможна легальным пу-тем (железнодорожные, авиа и театральные билеты, ювелирные изделия) и др.
Все это вместе взятое позволяет сделать вывод о том, что имеет место рост преступности несовершеннолетних в Российской Федерации. Больше того, есть данные, позволяющие утверждать, что сведения официальной статистики все меньше отражают картину действительного роста. Это происходит прежде всего из-за все меньшей информированности правоохранительных органов о совершаемых преступлениях, нарушениях, связанных с их регистрацией.
С точки зрения криминологической оценки, важно ответить на вопрос: как в действительности складывалось в эти годы не столько видовое, сколько мотиваци-онное соотношение насильственной и корыстной преступности несовершеннолет-них, какие реально происходили изменения? Чтобы точнее определить данное со-отношение, криминологи часто группируют все статистические и иные количествен-ные показатели преступности в три группы: применительно к насильственным, ко-рыстным и корыстно-насильственным преступлениям. Имеются многочисленные по-пытки структурировать преступность несовершеннолетних в зависимости от мотивов совершаемых противоправных деяний и по другим показателям. Выделяются, на-пример, преступления, совершаемые с мотивом корысти, жестокости, агрессивно-сти, сексуальным, эгоизма, подражания, самоутверждения и др. Но учитывая, что статистика почти не фиксирует мотивы преступлений, возможности такого структу-рирования преступности практически реализовать всегда очень трудно. Поэтому мотивационное стуктурирование преступности можно представить более или менее точно по результатам выборочных исследований. Установлено, например, что при совершении подростками краж корыстные мотивы превалируют лишь в каждом третьем-четвертом случае. В остальных - это мотивы солидарности, самоутвержде-ния в сочетании с групповой зависимостью или гипертрофированным возрастным легкомыслием. Есть данные, свидетельствующие о все возрастающей распростра-ненности корыстных мотивов при совершении убийств, причинении телесных по-вреждений (с 15-20% в 80-е годы до 25^10% в 1990-1992 гг.). Обобщив материалы такого рода исследований, можно сделать выводы: а) корыстная мотивация престу-плений, совершаемых несовершеннолетними, за последние годы присутствует практически по большинству составов; б) ее реальный удельный вес среди мотива-ции иного порядка является в настоящее время самым высоким, он достигает при-мерно 35^10%; в) основными предметами удовлетворения корыстных мотивов все в большей степени становятся различного вида импортная и отечественная техника (автомашины, видеомагнитофоны, радио- и фототовары - до 60%), дефицитная модная одежда (до 20%), валюта, ценные бумаги, деньги, золото, серебро, драго-ценности (более 20%).
Реальность роста корыстной направленности в преступности подтверждается, безусловно, и динамикой конкретных видов корыстных преступлений, их значитель-ным увеличением вследствие экономических трудностей, снижения жизненного уровня основной массы населения, утраты перспектив сохранить привычные быто-вые условия или даже выжить.
Преступность несовершеннолетних всегда носила преимущественно групповой характер. Из-за возрастных, психологических и иных личностных особенностей груп-повое поведение как позитивного, так и негативного характера - это в большей сте-пени норма для несовершеннолетних, чем отклонение от нее.
Стойкое единоличное совершение активных действий со стороны подростка, особенно если они носят противоправный, асоциальный характер, представляет большую повышенную опасность для общества (по дерзости, изощренности, подго-товленности и т. д.). Если оценить такое поведение с позиций борьбы с преступно-стью, то до определенных пределов групповое совершение преступлений легче, чем не групповое, единоличное, поддается и выявлению, и фиксации, что позволяет ре-ально видеть и знать, с кем и как бороться.
Однако если исходить из криминологической оценки негативных социальных последствий, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, то эти последствия значи-тельнее, чем последствия от действий преступника-одиночки.
Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощает последствия таких преступлений. Легкость быстрого неформального объ-единения, привычки к групповому общению, повышенный интерес к конфликтным ситуациям, потребность в самореализации, стремление к оригинальности и уни-кальности, неустойчивость идейных, нравственных и правовых убеждений при опре-деленных, особенно критических обстоятельствах, за короткий промежуток времени способны многократно увеличить опасность умело спровоцированных антиобщест-венных действий несовершеннолетних. Все это может довести их негативные по-следствия до уровня более высокого в сравнении с тем, который наблюдается в ре-зультате противоправных действий взрослого населения.
Доля групповых преступлений примерно в 1,5-5 раз выше аналогичного показа-теля взрослой преступности и составляет 20-80% (в зависимости от видов преступ-лений, их территориального распределения и т. д.) в структуре всей преступности несовершеннолетних. Удельный вес групповой преступности несовершеннолетних самый высокий у 14-летних, самый низкий у 17-летних. Он выше при кражах, грабе-жах, разбоях, изнасилованиях, ниже - при умышленных убийствах и тяжких телесных повреждениях; выше в сельской местности (по сравнению со старыми сложившими-ся городами) и в республиках, областях, имеющих показатели наибольшей преступ-ной активности, в том числе включающих многочисленные молодые, развивающие-ся города, курортные, портовые населенные пункты.
В основном при групповом противоправном поведении несовершеннолетних преобладают неустойчивые, кратковременные образования. Однако, по подсчетам исследователей, почти половину из них можно оценить как ориентированные на длительную деятельность, прерванную в результате мер, принятых правоохрани-тельными органами в связи с первыми преступлениями, совершенными членами данных групп.
В последние годы наметился процесс укрепления групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Примерно три пятых таких групп имеют разновозраст-ный смешанный состав участников, что усиливает ориентацию их на длительную деятельность такого рода, способствует ее интенсификации: отягощению мотива-ции, повышению дерзости и упорства.
До половины и более преступлений совершается несовершеннолетними, кото-рые сами имели уже опыт преступной деятельности. Более половины преступлений данного контингента составляет специальный рецидив, особенно высок его удель-ный вес по имущественным преступлениям.
До середины 80-х годов наиболее характерным (в 50-60% случаев) местом со-вершения преступлений подростками являлся район их жительства, учебы, работы. Положение изменилось. Сегодня каждое третье-четвертое преступление соверша-ется подростками в местах их привычного досугового общения, чаще находящихся в Других районах или в близлежащих населенных пунктах.
Широко распространен взгляд на преступность несовершеннолетних в основ-ном как на уличную. В действительности исследования показывают, что достаточно велика и постоянно возрастает доля преступлений, совершаемых ими в своих квар-тирах и домах, чужих жилищах, в общежитиях и иных помещениях по месту учебы или работы, в транспорте. По выборочным данным, например, в квартирах и нежи-лых помещениях совершается каждое третье изнасилование, в котором участвуют подростки, каждое десятое хулиганство. На территории и в помещениях по месту работы, учебы совершается каждое восьмое-десятое преступление (кража, хулиган-ство). На улицах, площадях, в парках, скверах совершается примерно каждое чет-вертое-пятое преступление.
Около половины преступлений совершается несовершеннолетними после 22 часов, от четверти до трети - в учебное и рабочее время, в процессе неконтроли-руемых уходов из учебных заведений и предприятий или непосредственно по месту работы или учебы. Распределение преступлений по рабочим, выходным, празднич-ным дням примерно соответствует удельному весу соответствующих дней в году. В некоторых местностях отмечаются сезонные колебания преступности несовершен-нолетних в период каникул, сельскохозяйственных работ. Значительно чаще по сравнению с лицами старших возрастов они совершают преступления с мая по но-ябрь месяц. В последние два-три года в связи с ухудшением организации их летнего отдыха (особенно в крупных городах) уровень преступных проявлений в этот период среди несовершеннолетних и еще более среди молодежи заметно возрос.
С каждым годом растут негативные социальные последствия, причиняемые преступлениями несовершеннолетних, моральные и материальные потери. В со-временный период преступность несовершеннолетних стала значительно более общественно опасной, чем во все предыдущие годы.
Половозрастные характеристики несовершеннолетних, совершивших пре-ступления.
В обобщенном виде характеристика несовершеннолетних преступников по по-ловому составу сводится к следующему:
• доля лиц мужского пола среди преступников (90-95%) всегда существенно выше их удельного веса в населении данной возрастной группы, прожи-вающего в соответствующих регионах страны (48-52%);
• доля девушек, совершающих преступления (4-10%), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. При условии, что рост числа пре-ступлений и среди этого контингента лиц приобрел устойчивую тенденцию, соотношение лиц мужского и женского пола среди несовершеннолетних преступников на протяжении длительного периода практически не изменя-ется;
• доля лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3-4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой преступно-сти. Правда, следует иметь в виду, что противоправная активность в со-вершении общественно опасных деяний у девушек, как правило, тоже дос-таточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголов-ной ответственности. По статистическим данным, удельный вес лиц женско-го пола среди состоящих на профилактическом учете в инспекциях по делам несовершеннолетних практически все последние годы примерно в 2-2,5 раза был выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершив-ших преступления. Еще выше он среди девушек, совершающих правонару-шения и поставленных на внутришкольные, внутриучилищные учеты (25-30%). Каждая вторая-третья проститутка является несовершеннолетней. Нередко они выступают в роли наводчиц, соучастниц в кражах, грабежах, вымогательствах, мошенничестве и даже убийствах.
Многими исследователями отмечается более высокий, по сравнению с юноша-ми, процент преступлений, совершаемых девушками в трезвом состоянии, в оди-ночку, в жилых помещениях, а не на улице. Их преступления носят более скрытый характер, менее дерзки и опасны. У девушек несколько иная, чем у юношей, видо-вая структура преступлений. Наиболее часто они совершают кражи денег, ценно-стей, вещей.
Выборочные исследования свидетельствуют, что половину всех общественно опасных и иных асоциальных деяний как в целом, так и практически по всем от-дельно учитываемым составам, несовершеннолетние совершают в возрасте до 16 лет. Каждое четвертое правонарушение совершают лица, не достигшие 14-летнего возраста. Только в части употребления спиртных напитков 16-17-летние занимают доминирующее положение среди всех подростков, выявленных по этому основа-нию.
Среди преступников наибольший удельный вес (36^0%) всей совокупности со-вершаемых преступлений составляют лица в возрасте 16 лет. Максимальный удельный вес этой возрастной группы отмечен почти по всем составам преступле-ний. Исключения зафиксированы по кражам государственного и общественного имущества, хищениям огнестрельного оружия и боеприпасов, где доминируют 14-летние, а также по угонам автомо-тосредств, где явно преобладают 17-летние.
На протяжении ряда лет отмечается рост удельного веса среди несовершен-нолетних 14-15-летних преступников с 19% в период 66-70 гг. до 29% в период 91-93 гг. По таким видам преступлений, как изнасилования, грабежи, кражи личного иму-щества, несовершеннолетними совершается каждое третье-чет-вертое преступле-ние.
В структуре преступлений и иных общественно опасных деяний, совершаемых несовершеннолетними всех без исключения возрастных групп, наибольший удель-ный вес составляют различного рода хищения. Это особенно относится к 11-13-летним, но характерно и для подростков более старшего возраста В возрасте 14-16 лет все больший вес приобретает употребление спиртных напитков. У 17-летних в структуре преступных деяний существенно выделяется по удельному весу хулиган-ство.
Характеристика преступности различных по роду занятий социальных групп несовершеннолетних.

Криминологами зафиксированы существенные различия преступной активно-сти контингентов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от их рода заня-тий. По степени этой активности все они из года в год ранжируются (если идти по убывающей) в строго определенном порядке: неработающие и неучащиеся - рабо-тающие - учащиеся профессионально-технических училищ - учащиеся общеобразо-вательных школ - учащиеся техникумов и студенты вузов. Судя по расчетам, такая констатация верна и на сегодняшний день. Однако есть ряд обстоятельств, позво-ляющих отметить некоторые новые тенденции.
На протяжении ряда лет идет процесс заметного сближения почти всех (за ис-ключением неработающих и неучащихся) категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. Причем, с криминологи-ческой точки зрения, особенно важен тот факт, что сближение различных континген-тов правонарушителей происходило в основном из-за возрастания числа преступ-ных проявлений, зафиксированных статистикой применительно к таким ранее бла-гополучным группам, как учащиеся техникумов, студенты вузов, школьники. Учащие-ся ПТУ и работающие в совокупности на протяжении длительного периода состав-ляют 50-59% в общей структуре несовершеннолетних преступников и примерно 23-25% - в соответствующей группе населения страны. По данным за 1991 г. среди не-совершеннолетних, совершивших преступления, 21% составили школьники, 22% -учащиеся профтехучилищ, 24% - работающие, 23% - неработающие и неучащиеся.
Некоторые личностные особенности несовершеннолетних преступников.

Для всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на путь совершения преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или в конечном счете связан с личностными деформациями.
Особенности интересов, потребностей, отношений в сфере ведущей деятель-ности, характерные для несовершеннолетних преступников, включают стойкую ут-рату связей с учебным или трудовым коллективом, полное игнорирование их право-вых и нравственных оценок. Несмотря на то, что по уровню образования, опреде-ляемому по формальным показателям прохождения школьного обучения, отстают от сверстников лишь 8-10% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентации, негативного отношения, складывающегося в этом виде деятельности, такое отношение сущест-венно затрудняет как социализацию, так и ресоциализацию подростков в процессе их исправления и перевоспитания.
В производственной сфере этих подростков характеризуют отсутствие интере-са к выполняемой трудовой деятельности, утилитарное отношение к профессии (как к возможности извлечь из нее только материальную и иную потребительскую выго-ды), отсутствие связанных с ней планов, отчужденность от задач производственного коллектива, его нужд. Такие подростки не испытывают боязни увольнения, так как полагают, и не без основания, что всегда смогут без труда устроиться в другое учебное заведение, на другое предприятие и даже, более того, обеспечить себе вы-сокий денежный и другой потребительский доходы, используя условия рыночного беспредела, сложившиеся в последние годы в стране.
Стремление к достижению успехов в учебной и производственной деятельно-сти, общественной работе у правонарушителей замещено, как правило, досуговыми потребностями и интересами. Сама система оценок и предпочтений у таких людей все больше ориентируется на эту сферу. Именно здесь фиксируются и гипертрофи-рованные потребности и интересы, связанные с погоней за модной одеждой, ин-формацией, значимой для данной микросреды, и т. д.
В отличие от личности с позитивными, одобряемыми обществом интересами и потребностями, развитие их у правонарушителей часто идет как бы в обратном на-правлении, фактическое, в основном бесцельное, времяпрепровождение формиру-ет соответствующий негативный интерес. Он закрепляется в привычках, которые, в свою очередь, ведут к формированию социально-негативных потребностей. Соот-ветственно искаженному развитию потребностей на поведенческом уровне выраба-тываются привычки к общественно опасным, противоправным способам их удовле-творения.
Наличие явно выраженных негативных по своей социальной сущности потреб-ностей и интересов к употреблению алкоголя, бесцельному пребыванию на улице, в подъездах и т. п. зафиксировано не менее чем у 2/3 лиц, совершивших преступле-ния и иные правонарушения. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры, выпивки, демонстрация пренебрежения к нормам обще-ственного поведения, культивируемая вражда к определенным группам подростков и т. п.
Интересы в сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спор-том проявляются в три-четыре раза реже, чем у подростков с позитивным поведе-нием. И дело здесь не просто в ограниченности их интересов, а именно в весьма раннем, по возрасту, замещении интересами и потребностями явно асоциальными.
К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и существенные деформации их нравственных и правовых ценностных ориентации.
Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т. п. переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых интересов. Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта компанейско-группового характера, сию-минутных удовольствий, потребительства, наживы. Совершая аморальные и проти-воправные поступки, они стремятся всячески «облагораживать» их мотивы, иска-женно негативно оценивать поведения потерпевших. У них четко фиксируется пози-ция одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания и полного игнорирования собственной ответственности за противоправное поведение.
В среде несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым на-рушение уголовно-правового или любого другого правового запрета, если очень нужно, в том числе если этого требуют интересы группы. Необходимость соблюде-ния требований закона соотносится главным образом со степенью вероятности на-казания за допущенные нарушения.
В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к пережи-ваниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность. Выражен-ное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15-25% случаев.
Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство, нечувствитель-ность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к наиболее распро-страненным характерологическим чертам несовершеннолетних преступников. При этом речь вновь идет не о возрастных особенностях, которые были бы присущи ос-новной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах, деформациях в морально-эмоциональной, нравственной сферах, характерных именно для лиц, совершающих преступления.
В последнее время исследователями много внимания уделено выявлению отя-гощенности несовершеннолетних преступников различными нервно-психическими аномалиями. Установлено, что влияние этих аномалий на правонарушающее пове-дение в основном носит косвенный или опосредованный характер. Они, как прави-ло, стимулируют социальную неадаптированность, неадекватность реакции подро-стков, но не определяют основное содержание конкретных действий, их нравствен-но-правовую направленность. Всякий раз, когда речь идет о вменяемых субъектах, наличие нервно-психических аномалий не создает фатальной предрасположенности их к преступлениям. Аномалии психики оказывают влияние на механизм формиро-вания противоправного поведения, выступают в качестве условия, ускоряющего процесс деградации личности, а также фактора, сказывающегося на выборе фор-мы реакции на конфликтную ситуацию, на формирование специфической преступ-ной мотивации.
По многим регионам страны в последние годы констатируется более интенсив-ный рост преступности среди несовершеннолетних с аномалиями психики, опере-жавшей по темпам почти в четыре раза рост преступности среди несовершеннолет-них в целом. В настоящее время примерно каждый седьмой-десятый подросток, со-вершающий преступление, имеет достаточно выраженные отклонения в нервно-психическом состоянии. Однако подавляющую часть среди них составляют лица не с тяжелыми и стойкими заболеваниями, а с психопатическими чертами личности и остаточными явлениями после перенесенных родовых и иных травм. Важно и то, что психопатические черты преступников в подавляющем большинстве своем не связа-ны с отягощенной наследственностью. Они в 80-85% случаев приобретены ими вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания. что в значительной мере более объективно и последовательно объясняет повышенную их распространен-ность у преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершаю-щих.
Основной причиной более интенсивного возникновения и развития психогенно обусловленных аномалий у несовершеннолетних правонарушителей являются не-благополучные условия их семейного воспитания, выражающиеся в том числе и в наличии различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни, жестокости в семьях.
В качестве социально отягощенных дефектов психофизического и интеллекту-ального развития и состояния, имеющих более высокую степень распространенно-сти среди несовершеннолетних преступников по сравнению с подростками, право-нарушений не совершавшими, исследователями зафиксированы:
- различные нарушения психофизического развития, происшедшие в период внутриутробного развития, родов, в младенческом и раннем детском возрастах (в том числе от черепно-мозговых травм, общесоматических и инфекционных заболеваний);
- - ярко выраженные, начиная с детского возраста, невропатологические черты и патохарактерологические реакции (чрезмерная крикливость и плаксивость, повышенная обидчивость, легкая ранимость, капризность, аффективность, раздражительность, постоянное беспокойство, край-ние формы двигательной активности, нарушение сна, речи и др.);
- - заболевание алкоголизмом:
- - явления физического инфантилизма (вялость, быстрая утомляемость, пониженная работоспособность и т. д.) либо выраженное отставание в физическом развитии, включая дефекты внешнего вида;
- - пониженный уровень интеллектуального развития, создающий трудно-сти в общении со сверстниками, воспитателями, в учебе и труде, за-трудняющий приобретение необходимой информации и социального опыта.
В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник - это лицо, обла-дающее привычками, склонностями, устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения. Случайно совершают преступления из них единицы. Для остальных ха-рактерны:
- постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого по-ведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества и т. д.);
- - следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристра-стие к спиртным напиткам, к наркотикам, участие в азартных играх;
- - бродяжничество, систематические побеги из дома, учебно-воспитательных и иных учреждений;
- - ранние половые связи, половая распущенность;
- - систематическое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуа-циях, злобности, мстительности, грубости, актов насильственного по-ведения:
- - виновное создание конфликтных ситуаций, постоянные ссоры в семье, терроризирование родителей и других членов семьи;
- - культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних, отли-чающихся успехами в учебе, дисциплинированным поведением;
- - привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно отнять у слабого.

Предупреждение преступлении несовершеннолетних.
В связи с негативными тенденциями преступности несовершеннолетних на го-сударственном уровне не раз предпринимались попытки найти пути комплексного решения проблем ее предупреждения. В 1964 и 1977 гг. принимались крупномас-штабные меры по совершенствованию борьбы с преступностью несовершеннолет-них, по устранению причин и условий, способствующих данному явлению.
Криминологические оценки тех лет к числу объективных условий, влиявших на рост преступности несовершеннолетних, отнесли увеличение детского населения: рост населения городов; слабые темпы выполнения мероприятий в области подъе-ма материального благосостояния людей: недостаточный материально-бытовой жизненный уровень, прежде всего у одиноких и малообеспеченных многодетных ма-терей: чрезмерную занятость женщин-матерей, работающих на производстве и вы-нужденных одновременно нести тяготы бытового устройства семьи и воспитания детей, при крайней недостаточности детских учреждений, организаций бытового об-служивания; недостаточность учреждений внешкольного и дошкольного воспитания.
К причинам роста преступности несовершеннолетних в свою очередь были отнесены: неудовлетворительные условия воспитания детей во многих семьях; сла-бая помощь родителям в деле педагогического воспитания детей и подростков; не-удовлетворительные условия их воспитания во многих школах и других детских уч-реждениях, слабая подготовка кадров, ведущих воспитательную работу в этих учре-ждениях; неудовлетворительные условия воспитания во внешкольных учреждениях; неудовлетворительная работа комиссий по делам несовершеннолетних; формализм в деятельности многих общественных организаций, призванных содействовать се-мье, школе, детским учреждениям, культурным и другим учреждениям в воспитании детей и подростков, а также милиции, прокуратуре и суду в вопросах предупрежде-ния правонарушений несовершеннолетних; недостатки в работе правоохранитель-ных органов в данной сфере их деятельности.
Справиться с названными причинами и условиями преступности несовершен-нолетних не удалось ни в те годы, ни сегодня, Во многом это связано с тем, что мно-гочисленные правовые акты, хорошо проработанные в нормативном отношении ре-шения по борьбе с безнадзорностью и правонарушениями детей и подростков так и остались на бумаге. Исполнение их должным образом не контролировалось, преду-смотренные профилактические меры не обеспечивались необходимыми кадрами, материальными и иными ресурсами.
По действующему законодательству координация профилактики безнадзорно-сти и правонарушений несовершеннолетних, защита их прав возложена на комиссии по делам несовершеннолетних. Они непосредственно призваны обеспечивать в ор-ганизационно-управленческом отношении взаимодействие на региональном уровне различных звеньев функционирующей профилактической системы.
На практике эти комиссии все годы своей деятельности с большим трудом справлялись с обязанностями по рассмотрению конкретных материалов о правона-рушениях детей и подростков, осуществляя и эту часть своей работы крайне неква-лифицированно.
Такое положение имеет объективные причины. Объем деятельности комиссий по рассмотрению материалов о правонарушениях в несколько раз превышает на-грузку судебных органов. Подготовительное и исполнительное производство по этим материалам, включая канцелярско-техническое обеспечение данной работы, осуществляет один, часто не освобожденный от иных обязанностей, ответственный секретарь данной комиссии. При этих условиях создать, возглавить и функциональ-но обеспечить комплексную систему охраны прав и интересов несовершеннолетних, профилактику правонарушений детей и подростков, систему оказания социальной помощи семье, они не могли.
Все это привело к тому, что в процессе воспитательной, профилактической и правоохранительной деятельности меры одного уровня часто использовались для решения задач другого уровня, на одно и тоже учреждение возлагались задачи, от-носящиеся к разным уровням их решения, к разным направлениям работы с семья-ми и подростками, а также комплексные задачи, требующие согласованных усилий нескольких органов.
В организационно-управленческом отношении причастность к воспитательной и профилактической работе с семьей и несовершеннолетними, организаций различ-ной ведомственной подчиненности приводит к тому, что каждое решение комплекс-ного характера требует бесконечных согласовании, визирований, утверждений в 10-18 ведомствах одновременно. В результате любые мероприятия, при всей их оче-видности, значимости, но выходящие за рамки интересов хотя бы одного из ведом-ственных учреждений, не включались в соответствующие нормативные документы без настойчивого вмешательства высших органов государственной власти или управления и даже включенные в итоге, как правило, не реализуются.
Таким образом, несмотря на всеобщее понимание большой важности дела профилактики правонарушений, все звенья воспитательной и профилактической систем практикой организации и оценки результатов их деятельности (штаты, мате-риально-техническое оснащение, показатели деятельности и т. д.) объективно по-ставлены в условия, заставляющие их передавать свой педагогический брак друго-му ведомству, искать и находить возможности избавляться от детей и подростков, требующих особого внимания, большой затраты сил и средств. В итоге вместо пре-емственности работы с несовершеннолетними правонарушителями, повышения ее уровня, постоянно идет всеобщий поиск той свалки, куда можно беспрепятственно собрать всех правонарушителей, не отвечая за их дальнейшую судьбу. Все это при-водит к отсеву трудных подростков из учебных заведений, предприятий, к их чрез-мерной концентрации в учреждениях, не имеющих условий для воспитания и ис-правления данного контингента, к росту числа фактически безнадзорных детей, со-вершающих правонарушения несовершеннолетних.
Сложилось явно ненормальное положение, при котором основную тяжесть профилактической и воспитательной работы, ответственность за нее несут органы МВД, прокуратуры, суда, по природе своей наделенные функциями и методами спе-циальности в основном карательного характера, рассчитанными прежде всего на взрослое население страны,ведущее противоправный образ жизни.
Многие годы наблюдается процесс интенсивного отхода от профилактической и правозащитной работы в области семьи и детства органов образования, здраво-охранения, социального обеспечения, утраты ими главенствующей роли в этой дея-тельности.
На законодательном уровне борьбы с преступностью несовершеннолетних общество имеет ситуацию, когда прежние нормативные предписания явно устарели, а новые, учитывающие характер социальных и экономических преобразований, про-водимых в стране, еще не выработаны. Фактически царит правовой беспредел. Со-юзное законодательство уже не действует или не применяется, новое республикан-ское законотворчество по многим, в том числе и по основным направлениям профи-лактической деятельности в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних, осуществляется стихийно и бессистемно.
Каждое заинтересованное ведомство спешит «себя показать» и предлагает за-конопроекты сырые, преследующие отраслевые интересы, во многом отражающие субъективное восприятие процессов общественной жизни их составителями, дале-кое от реалий повседневной социальной практики, психологии масс и отдельных личностей. В итоге работники органов народного образования, здравоохранения, культуры лишены необходимой нормативной базы для проведения эффективной воспитательной и профилактической работы с несовершеннолетними.
Сегодня фактически не действует законодательство об инспекциях и комисси-ях по делам несовершеннолетних, общественных воспитателях, приемниках-распределителях.
Чтобы исправить сложившееся положение, Президент Российской Федерации Указом от 6 сентября 1993 г. № 1338 «О профилактике безнадзорности и право-нарушений несовершеннолетних, защите их прав» определил ряд дополнитель-ных мер, направленных на комплексное решение проблем совершенствования сис-темы профилактики правонарушений, ее существенного реформирования.
Этим документом Правительству Российской федерации совместно с террито-риальными органами исполнительной власти в регионах, предложено образовать в 1993-1994 гг. специализированные учреждения (службы) для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации (в структуре органов социальной защиты населения), специальные учебно-воспитательные учреждения открытого типа для несовершеннолетних, совершивших правонарушения, и специальные (коррекцион-ные) учебно-воспитательные учреждения для несовершеннолетних, имеющих от-клонения в развитии и совершивших общественно опасные деяния (в структуре ор-ганов образования); реорганизовать приемники-распределители для несовершен-нолетних (в структуре органов внутренних дел), создав на их основе центры вре-менной изоляции для помещения несовершеннолетних. совершивших общественно опасные деяния. Соответствующим ведомствам поручено обеспечить необходимое финансирование деятельности этих учреждений, разработать проекты законода-тельных актов, регламентирующих их правовой статус, функции и полномочия.
Для координации действий министерств и ведомств Российской Федерации по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на основа-нии данного указа образована межведомственная Комиссия по делам несовершен-нолетних при Правительстве Российской Федерации.
Важные направления совершенствования профилактической деятельности оп-ределены также Указами Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 543 «О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспече-нии выживания, защиты и развития детей в 90-е годы» и от 16 сентября 1992 г. № 1075 «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики».
Основываясь на этих документах, в настоящее время разработан и реализует-ся комплекс дополнительных мер, направленных на:
- существенное улучшение здоровья детей и подростков, их физического, умст-венного, психического состояния;
- законодательное и иное нормативное выделение деятельности семьи, общества и государства по воспитанию подрастающего поколения в качестве особой сферы, требующей наибольших преимуществ и привилегий в сравнении с ины-ми сферами производственной и социальной инфраструктуры общества, на первоочередное и всемерное укрепление родительской семьи как наиболее важного и совершенного социального института:
- полную и своевременную компенсацию детям и подросткам через государствен-ные и общественные институты социализации потерь, вызванных утратой ро-дительской семьи или ее неблагополучием;
- преодоление безответственности за судьбы несовершеннолетних, искалечен-ных лицами, осуществляющими их воспитание;
- создание условий для сохранения, постоянного развития и полной реализации природных потребностей человека к творчеству, труду.
Конкретные меры, принятые по этим направлениям по линии государства, пре-дусматривают:
1. Решение основных задач, связанных с преодолением наследственных заболева-ний, необходимостью реального и существенного сокращения рождаемости от лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, с аномалиями психического или физиче-ского развития. Имеются в виду меры, направленные на устранение негативных воздействий на детей и их родителей экологических процессов, различных химиче-ских, в том числе медицинских, препаратов, существенное улучшение родовспомо-гательной службы и многое другое.
2. Первоочередное и безусловное выделение денежных и иных материальных средств, оказание помощи каждой родительской семье не по возможности (остаточ-ному принципу), а в размерах, действительно необходимых, учитывающих в том числе и инфляционные, а также иные негативные экономические и социальные про-цессы в развитии общества.
3. Создание и развитие в стране службы помощи несовершеннолетним и семье, ко-торая, располагая кадрами высококвалифицированных специалистов, значитель-ными денежными и иными материальными средствами, в том числе приютами, убе-жищами, транспортом, могла бы обеспечить решение самой сложной проблемы подростков. Создание этой службы милосердия, помощи, охраны прав и интересов несовершеннолетних и их родителей должно сопровождаться сокращением различ-ного рода служб, особенно в системе МВД, призванных инспектировать и контроли-ровать семью и детей.
4. Создание материальных, технических и иных условий для систематического уча-стия каждого несовершеннолетнего в посильном, хорошо оплачиваемом труде. Не-обходимо исключить любые формы наказания детей и подростков трудом, а также привлечение их к тем его видам, которые формируют с раннего возраста отвраще-ние к труду.
В связи с ратификацией Конвенции ООН о правах ребенка в Российской Феде-рации проводятся законодательные работы, имеющие цель: устранить противоре-чия в правовом регулировании Конвенцией и законодательством Российской Феде-рации ряда важных юридических институтов, определяющих статус несовершенно-летних; восполнить существенные пробелы, имеющиеся в данном правовом стату-се, обогатив его регламентацию за счет установленных данной Конвенцией и неиз-вестных нашему законодательству юридических прав, использование которых суще-ственно расширит возможности позитивного формирования личности несовершен-нолетнего (право на выживание и здоровое развитие, на достаточный уровень жиз-ни и др.).
В связи с практической реализацией в стране концепции судебной реформы на законодательном уровне в настоящее время прорабатывается вопрос о создании специализированных судов по делам несовершеннолетних. Основополагающим принципом их деятельности должно стать положение Конвенции о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях в отношении детей следует уделять осо-бое внимание наилучшему обеспечению их интересов. Предполагается, что эти су-ды возьмут на себя как рассмотрение гражданских дел, связанных с воспитанием и содержанием детей (о расторжении брака, алиментах, лишении родительских прав и т. д.), так и судебное разбирательство дел о преступлениях и административных правонарушениях несовершеннолетних, а также дел о преступлениях взрослых лиц, в результате которых нарушается нормальное развитие и воспитание детей и под-ростков (вовлечение их в преступную деятельность, доведение до состояния опья-нения и др.).
Предпринимаются меры и по существенному изменению работы с несовер-шеннолетними преступниками в условиях воспитательно-трудовых колоний, где они отбывают наказание.
Всего в Российской федерации функционируют 59 воспитательно-трудовых ко-лоний, расположенных в 47 регионах страны. В 1992 г. в них содержалось 20,5 тыс. осужденных несовершеннолетних, в том числе 1020 девушек.
Отсутствие таких учреждений в 9 республиках и 16 областях Российской Феде-рации влечет за собой значительное по численности этапирование несовершенно-летних, осужденных к лишению свободы (13 тысяч подростков ежегодно). Они теря-ют возможность встречаться с родственниками, обучаться на родном языке, соблю-дать сложившийся уклад жизни, национальные и религиозные традиции. В настоя-щее время изыскиваются возможности для разукрупнения колоний, изменения мест их размещения с тем, чтобы устранить эти негативные обстоятельства, способст-вующие рецидиву преступлений. Разработана и внедряется новая схема функцио-нирования колоний для несовершеннолетних, которая включает в себя:
- участок для размещения несовершеннолетних на время проведения дознания и предварительного следствия (следственный изолятор для несовершеннолетних) в областных, краевых и республиканских центрах;
- собственно воспитательную колонию с регламентированным порядком измене-ний условий содержания осужденных в зависимости от поведения и результатов ис-правления:
- участок ресоциализации и адаптации к условиям жизни на свободе, предусмат-ривающий полусвободный режим;
- учебно-производственный комплекс, обеспечивающий общеобразовательное обучение, профессионально-техническую подготовку и трудовое воспитание;
- психологическую службу, включающую кабинеты социально-педагогической ди-агностики, профессиональной ориентации, психологической разгрузки. Создание та-ких воспитательных колоний должно способствовать более полному внедрению в практику основных принципов. закрепленных на международном уровне в мини-мальных стандартных правилах обращения с заключенными, призванных обеспе-чить необходимые условия для исправления преступников.
Слушатель: Мазитова А.

Список использованной литературы:

1. Криминология: Учебник /Под ред. Акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эми-нова. — М.: Юрист, 1997.
2. Курс советской криминологии: - М., 1985
3. Зелинский А.Ф. Рецидив преступлений. - Харьков, 1980.
4. Гуров А.И. Профессиональная преступность. - М., 1990.
5. Энциклопедия преступлений и наказаний. Дети – преступники. Ред. Ю.И. Иванов. – Мн.: Литература, 1996.-640 с.