I. Систематический анализ текста
он топ’?р’ бы т’еб’? наговор’?л || н’е шл? б?л’но (замуж) | ?н ст?рый | в бород’? в’?с’|| да ч’ев? ш | тр?шыйа был’u нъд н?м’u | он’u пр’едлаг?л’u нам || с’емй? хорош?йа | он н’епй?ш’uй | н’uкогд? н’uгд’? н’е в’uд?л’u… || ну шт? ш ты м’?лайа | пл?ч’еш | в’ет’ мы т’еб’? так л’?б’uм | уваж?м || а вы што м’ен’? выдай?т’ь за чуж?въ д’?д’ушку || куд? йа с н’uм пойд?-тъ…|| и оп’?т у м’ен’? мысл’-то пойд’?т | от’?ц уш хв?л’uт | u м?т’ плох?въ н’е сказ?ла || а он’? промышл’ен’uк’u был’u || т?к в н’ев?л’у u выда’u || а пот?м жыс’ пошл? | покат’?л’ас’…|| а пот?м йа с’ела за точ’?лку | точ’?л’u мы дв’е | а тр’?т’uа пр’uб’uр?ла за н?м’u…| св?д’бу uгр?л’u хор?шуйу | стар’?нуйу || и др?шк’u был’u || н’?т уш | т?т мы н’е пл?кал’u | т?т мы р?довал’uс’ || пот?м ст?ла жыт’ хърош? | й? йев? л’уб’?ла || он сп’ерв?-то был н’е по мысл’u | а пот?м хор?шый ст?л | побр’?лсъ || пот?м д’?т’u пошл’?…||
й?с’ лофцы-то | он’? дал’?ко | но’? (волки) у н?с м?ло быв?йут || й?с’ волк | й?с’ б’uр’?к || ч’ем их разл’uч’?йут | н’е зн?йу || б’еж?л’u фс’е | нар?ду-то ст?л’…||
ш?с у н?с т?м к’uн? стон?в’ут…||
скорон’?л’u u н’е в’uд?ла…||
в?т н?шы выйехал’u одн’? | он’? суды выйехал’u на з?работк’u…|| а так?й-то воды н’ет | вар’?ной…|| у й?й м?ш-то увдов’?л | а пот?м пр’uй?хал суды | жын’uлс’а||

1. Характеристика записи.
Запись представляет собой фонетическую транскрипцию с некоторыми упрощениями:
* отсутствуют знаки препинания и прописные буквы, паузы обозначены значками | и || (короткие и длинные соответственно);
* обозначены долгота, мягкость согласных;
* отсутствуют буквы «ё», «ю», «я»; буква «е» используется для обозначения [э] после мягкого согласного.
Из упрощений можно отметить:
* отсутствие знака «ј», его замену знаком «й»;
* отсутствие проклитик и энклитик, т.е. все слова даны отдельно как самостоятельные единицы;
* особых знаков, характеризующих текст с точки зрения фонетики нет.
Запись достаточно точно передаёт произношение, позволяет проанализировать текст без затруднений.

2. Лексические особенности текста.
В тексте употребляются лексические диалектизмы:
точилка
— стальной, бороздчатый прут в колодочке для точения ножей; воротило.
дружка
— второй свадебный чин со стороны жениха, женатый молодец, главный распорядитель, бойкий, знающий весь обряд, говорун, общий увеселитель и затейник.
бирюк
— волк одиночка.
промышленник
— промышляющий что-либо или чем-либо.
больно
— сильно.
в неволю выдать
— насильно выдать замуж за нелюбимого.
Есть формы, отличающиеся от литературных ударением: [сп’?рва], [хорош?йа], [дал’?ко].
Сохранились формы древнерусского языка, отличающиеся от литературных морфологическим составом: [одн’?] — одни; [он’?] — они; [стон?в’ут] — окончание I спряжения вместо II.
Это же слово в морфемном отношении отличается от литературного отсутствием приставки, ср.: установят — [стон?в’ут] и суффикса, ср.: устанавливают — [стон?в’ут]. Значение настоящего времени передаётся глаголом; приставка и суффикс, очевидно, языком были отброшены как излишние.

3. Фонетические черты говора.
Гласные звуки
В первом предударном слоге после твердых согласных [а] и [о] не совпадают, т.е. говор окающий: [хор?шый], [стон?в’ут], [покат’?л’ас’], [лофцы], [воды], [вар’?ной], [дал’?ко] и др.
Оканье полное (архаическое), [а] и [о] сохраняют свои признаки в любой позиции. Ср.: [плох?въ] и [оп’?т], [хор?ш?йа] и [лофцы-то].
В первом предударном слоге наблюдается еканье: [т’еб’?], [м’ен’?], [б’еж?л’и], [н’епй?ш’ий], [с’емй?] и др.
Гласные во 2-ом предударном и заударном слогах в большинстве случаев различаются: [хор?ш?йа], [бород’?], [покат’?л’ас’], [сказ?ла], [мысл’-то], [пл?ч’еш] и др. Но есть примеры и неразличия гласных в слогах: [выдай?т’ь], [пойд?-тъ], [плох?въ], [побр’?лсъ].
Также 1 слово с редуцированной непереднего ряда во 2-ом предударном слоге [хърош?]; возможно, это лексикализованное явление; может быть, этот звук появился вследствие особой эмоциональности повествования; на данном отрывке утверждать что-то однозначно невозможно. На основании вышеизложенного можно говорить о переходе архаического оканья в неполное.
Согласные звуки
Звук [г] соответствует литературному произношению. Взрывной характер звука можно проследить в следующих примерах: [наговор’?л], [н’uкогд?], [н’uгд’?].
Аффрикаты [ч] и [ц] различаются: [от’?ц], [ч’ев?], [точ’?лку]; т.е. произносится в соответствии с литературными нормами, качество аффрикатов то же, что и в литературном языке.
Согласный [j] в положении между гласными не выпадает; нет стяжки гласных: [м’?лайа], [хор?ш?йа], [разл’uч’?йут], [зн?йу] и др.
Наблюдается упрощение сочетаний [с’т’], [ст] на конце слов:
[й?с’] — [й?с’т’], [с’т’] — [с’]
[жыс’] — [жыс’т’], [с’т’] — [с’].
Утрата [т’, т] широко распространена в говорах северорусского наречия. Глаголы 3-го лица имеют конечный твёрдый согласный, что характерно для северных говоров: [быв?йут], [стон?в’ут], [хв?л’ит] и др. Также характерно для северорусских говоров отвердение мягких согласных в 1-ом слоге: [суды] вместо [с’уда].

4. Морфологические черты говора.
Существительное женского рода единственного числа [жыс’] вместо [жыз’н’]. Слова типа «жизнь», «боязнь» оформляются подобно словам «лесть», «честь», «месть».
Личное местоимение 3 лица имеет в падежной флексии множественного числа ударную глачную фонему [е]: [он’?] вместо [он’?]; аналогично [одн’?] вместо [одн’ ?].
Говор характеризуется твёрдым [т] в окончании 3 лица настоящего времени глаголов (см. фонетические признаки).
Наречие «сюда» имеет конечный звук [ы].

5. Синтаксические черты говора.
Семантически неполный глагол употребляется без существительного:
[он бы наговор’?л] (чего?).
Используются неполные предложения:
[н’е шл? б?л’но].
Употребляются конструкции с предлогом «в» и существительным в предложном падеже, синонимичные конструкциям с предлогом «с» и существительным в творительном падеже:
[в бород’?] = «с бородой» (литературный вариант).
Употребление в одном предложении различных форм глагола:
[от’?ц уш хв?л’uт ? u м?т’ плох?въ н’е сказ?ла] — в данном случае глаголы в настоящем и прошлом времени.
Можно также отметить наличие непозитивных частиц: [пойд?-тъ], [мысл’-то], [сп’ерв?-то] и др.

6. Выводы.
Говор, отраженный в тексте данной записи, принадлежит к северному наречию. Доказательства: оканье, [г] взрывной, [т] твёрдый в окончании глаголов 3-го лица настоящего времени, утрата [т’] в сочетании [с’т’].


II. Индивидуальное задание по тексту
1. Объясните произношение.
[увдов’?л] — звук среднего подъёма стал звуком верхнего подъёма в связи с большой лабиализацией.
2. Определите разницу между словами «волк» и «бирюк».
«волк» — хищное животное, родственное собаке; живёт стаями.
«бирюк» — волк-одиночка.

III. Индивидуальное задание по тексту
1. Выпишите из текста все примеры, отражающие вокализм 1-го предударного слога после твёрдых согласных типа [пот?м].
[топ’?р’], [наговор’?л], [бород’?], [хор?ш?йа], [н’uкогд?], [пойд?-тъ], [пойд’?т], [плох?въ], [промышл’ен’uк’u], [пот?м], [пошл?], [точ’?лку], [точ’?л’u], [хор?шуйу], [хърош?], [хор?шый], [побр’?лсъ], [пошл?], [лофцы-то], [стон?в’ут], [скорон’?л’u], [воды].
2. Укажите, какая диалектная фонетическая черта отражена в ошибочных написаниях, допущенных учащимися. Где встречается такое произношение?
Фалить, форост, фост, хвонтан, хворма, хвартук, хвара, пафальная (грамота).
Фонема [ф] не исконно русская, встречается в иноязычных словах, т.е. говоры, где влияние литературного языка было несильным, усвоение фонемы в соответствии с правилами употребления не произошло. Но возникла необходимость заменить «незнакомый» звук в словах, поэтому появилось артикулярно-близкое сочетание [хв]. В предложенных словах эти звук и сочетание звуков спутаны, следовательно, учащимися не приобретён навык различия слов с [ф] и [хв]. Они запомнили, что [хв] нужно заменять на [ф], но в каких словах этот процесс должен происходить, а в каких нет, им не известно, отсюда и ошибки. Предположительно, это южный говор.